smilegorynych: (Третья голова)
Очень, очень кощунственные, банальные, примитивные вещи я здесь изложу, но только Read more... )
smilegorynych: (Третья голова)
" У нас никаких священных земель нет! - почему-то с гордостью сказал экскурсовод. - За этим, плиз, в Израиль - вон он, рукой подать!"
Граница с Израилем, что идёт вдоль берегов реки Иордан, находилась от нас примерно в километре. Это волновало.

Мне повезло: оказывается, нынче из Египта без особых визовых хлопот можно слетать в Иорданию.Помучившись очередным припадком самолётофобии, я решилась.
В аэропорту Шарм-эль-Шейха вокруг нас нарезАл круги заполошный толстый человечек в очках набекрень, который сперва зарегистрировал нас на рейс, потом, дробными шажками обогнав плетущуюся нашу группу, встретил и обслужил нас на паспортном контроле и потом, снова обогнав и поприветствовав нас уже у аэродромного автобуса, пожелал счастливого пути и опять куда-то побежал. Думаю, самолёт вёл он же: самолёт под названием Dash7, маленький и толстый, с профилем дельфина, тоже нарезАл над Красным морем беспорядочные круги, мелко трясся и скакал, словно лягуха в латах, из ямы в яму. Латы трещали по всем швам, пассажиры прощались с жизнью.
Но всё обошлось. Иордания оказалась слепяще чистой, спокойной и приветливой страной - без суеты и жадности, без попрошаек и жуликов. Вот типичное жилище типичного иорданца, чья средняя зарплата составляет около шестисот долларов в месяц



Весь репортаж )
smilegorynych: (Третья голова)
Трудно, ответственно и опасно причислять себя к умным: всегда найдётся кто-то поумнее и половчее, кто с удовольствием поставит тебя на место, если не положит на лопатки. 
Невыносимо быть дураком: дураки столь очевидно нелепы и при этом общественно опасны, что самоотождествление с ними - почти самоубийство. 
Я снисходительно воспринимаю  многие человеческие недостатки: неряшливость, жадность, коварство и любовь. Но вот глупость - нет. Психологи назвали бы это какими-нибудь проекциями - возможно, я таким макаром истребляю дурака в самой себе, причём не всегда успешно... 
 
http://aloepole.ru/faces/tests/test.xhtml?testId=37625

Тесты, утверждающие меня как интеллектуала, очень люблю (как, например, приведённый выше). 
Тесты, которые во мне интеллектуала отрицают, не люблю. Обижаюсь, дура эдакая!
 
smilegorynych: (Третья голова)
Меня закидают яйцами да помидорами, но всё же отважусь высказаться в пользу цензуры: пусть она будет. Нет, не костры из книг и не запрет на публикацию того или иного. Штрафы. Или, если хотите - налоги. Налог на слово - вот что спасёт отца русской демократии, великий и могучий русский язык! А вырученные деньги - в образование. Пусть преподаватели русского языка заживут как люди. И на прокорм талантливым писателям - допустим, на литературные премии.  Ото ж.
Раньше я думала, что места хватит всем - и Булгакову, и Минаеву, который написал "Духлесс". А теперь я думаю, что Духлесс - лежит, воняет и отравляет атмосферу, портит читателю сознание и подсознание. Гниющему продукту место - на помойке. Тудыть их всех!
Вы спросите - а кто будет решать, кому на помойку, а кому нет? А я скажу - на то есть наука, так что "поверить алгеброй гармонию" - очень даже можно. Например, существует программа фоносемантического анализа текста. Запихиваешь туда добрый кусок "Метели" Пушкина - и получаешь великолепно прокрашенную, богатую и широкую диаграмму. Текст - живой, многогранный и - почти! - совершенный. Рисунок это показывает! Запихиваешь туда же "Диканьку" - наполовину красный, наполовину - синий, но яркий и симметричный рисунок. Ибо Гоголь - прекрасный и злой! То же происходит и с Булгаковым, и с Набоковым, и с Искандером, и даже с Пелевиным. (Грешным делом сунула туда свой давний, наименее наивный рассказ, бо писывала кровью и продавала в журналы рассказы лед эдак пять назад - не Булгаков, конечно, не Гоголь, но и не хуже Пелевина! Аж распухла от гордости.) А Минаев - никаков. Палки-оценки - куцые и серенькие, как обглоданные волчьи хвосты. Текст почти не окрашен, но одна (одна из возможных восьмидесяти!) палка всё же есть. Знаете за что? За обилие мата. У Минаева он тоскливо одинаков, но машина этого не распознала, приняла за некое подобие экспрессивности.
Стал быть, на мат - отдельный налог. Или штраф.  Как на дешёвейший способ придать тексту хоть какой-то выразительности.

И ПУСТЬ СЕБЕ КАЖДЫЙ ПИШЕТ, КАК ОН ДЫШИТ. Но тогда, по факту введения штрафов (налогов) на тухлые тексты, Минаев и Робски будут не просто паразитировать за наш общий счёт,   а кормить гения. Или даже нескольких.
Фоносемантика - не царь и не бог, но достойная внимания отрасль лингвистики. И программа эта - результат обширных полевых исследований. Можно проверять и записи блогов, но у них есть общий недостаток: короткие и суетные, преисполненные рутины. Поэтому блоговые записки программа не очень считывает. Я бы с удовольствием посмотрела какие-нибудь аналоги - допустим, программу, анализизирующую синтаксис. Тоже, поди, забавные кренделя можно было бы обнаружить!
В общем, зайдите на vaal.ru, сами всё поймёте.
smilegorynych: (Третья голова)

Про друзей размышлять сложно: все ниточки-присосочки, удерживающие нас друг около друга, такие разные, что сложно найти чёткую формулу: "Друг -это..." В беде познаётся не только друг, но и первый любой ближний, который бросился тебе на помощь по факту случайного своего присутствия. В радости - ещё более мутный вариант (мало ли с кем можно пить и хохотать до обморока!)

Но один тип друзей я для себя наконец обозначила: это - те, кто приходит по собственной инициативе, проникает на кухню и устраивает образцово-показательную муштру с обоймами приказов-просьб, густо перемежаемых вопросами, ответы на которые друг не желает или не в состоянии слышать:
- А сделай-ка мне чай, плиз! Только зелёный! Зелёный есть у тебя, что ли?! С жасмином?!  Не-е-е, я хотела  с жасмином. Ну, давай тогда кофе, фиг с тобой. У вас никогда нет чаю с жасмином... Чего ты суетишься? Сядь, ради бога. Посиди со мной, сто лет же не виделись. Чья это фотография? Родственник, а почему я его у вас не видела?.. Слушай, ты такая замученная - что-нибудь случилось?! Закрой форточку, меня сдувает. А почему вы никак на кухне не вставите стеклопакет?Ой, чой-то у тебя подгорело, открой форточку...  Говорила ж тебе - не суетись! Чего ты мечешься? Дай-ка я тебе помогу. Тряпки нету? Как - зачем? Тут же паутина по углам, явно год никто не прибирался...

Ничего страшного. Каждая из этих вполне себе светских реплик не требует от меня сверхусилий. Просто, попав в паутину её горячего и пристального внимания, начинаешь биться, крутиться, метаться, по ходу дела чувствуя, как исподволь с тебя, как с катушки, сматывается нить твоей личной силы. И наматывается - на чёрте что.
Уходит такой друг, как правило, ближе к четырём утра (если не остаётся на "продолжение банкета" - то есть на всю ночь и весь следующий день. Пока не скажет: "Ну ладно, что-то застрямши мы тут у вас. А надо бы дела делать". И уходит, оставив тебя в разорённом гнезде, в абсолютном опустошении.
Самое смешное, что где-то через месяц весь этот кошмар забывается и готов повториться вновь.

smilegorynych: (Третья голова)

-  приговаривала бабушка одного нашего знакомого, садясь за обеденный стол. А уж потом, как следует усевшись, ни в чём себе не отказывала: чавкала, роняла гарнир на пол и вставную челюсть в тарелку, громко рассуждала об особенностях собственного пищеварения. По выслуге лет такое можно себе позволить. Никто вокруг и пикнуть не смел.
Молчаливую и опрятную старость отрепетировала сегодня и я, едва только выбралась из объятий дантиста, добрела до трамвайной остановки и с твердокаменным лицом докатилась в метро до намеченной станции "Кидай-город". 
Мне вкатили очень много хорошего наркоза, словно полбашки оттяпали:  понять, открыт или закрыт у тебя рот, вываливается или нет из него язык, висит или не висит под носом сопля - всё это можно только в зеркале. А так - ничего не чувствуешь кроме зверского голода.
Поколебавшись, двинула я в ресторан "Меленка" со скромным подзаголовком "демократичный ресторан". И вот там-то началось...
Свежевыжатый сок грейпфрута принесли с соломинкой - пришлось одной рукой нащупать и деликатно приоткрыть себе рот, другой - аккуратно ввести туда соломинку. Начала было втягивать сок - следом за ним втянулись и язык, и нижняя резиновая губа. А сок пошёл наружу носом. Хватая салфетку, промахнулась и сшибла всю салфеточью обойму на пол. (Наверное, хороший у моего дантиста наркоз, легко превращается из местного в общий!)
Официантов-ротозеев вокруг меня прибыло, а соседствующие едоки плавно перетекли вглубь зала - подальше от моего шоу. Ну и чёрт с ними, жрать-то всё равно хочется.
Жевала омлет с грыбами, затем - филе сёмги на пару, придерживая нижнюю челюсть и контролируя руками степень открываемости рта. Но тщетно: еда всё равно выпадала - на стол, на колени, на пол. Под занавес зубочисткой продрала себе до крови щёку, от неожиданности укусила себя за палец, взвизгнула, расплатилась и ушла под перекрёстными презрительными взглядами. Даже не сказали своего обычного "приходитекнам ещё", отпетые снобы... Тоже мне, демократичный ресторан!

Что-то в последнее время я всё больше - о стариках да о старости. Наверное, из-за нашего нового приятеля Nevichero - дивного, дивного долгожителя, самурая, великого могола и великого инки. Завоевал он и  некоторые из наших сердец (но не все!!!)

smilegorynych: (Третья голова)

С утра К. А. спросила:
- Ничего, что моя старшая сестра сюда приедет? Как-нибудь потЕрпите?
- Конечно, потерплю.
К.А. мнётся, ей неудобно, она пытается оправдаться:
- Понимаете, моей сестре что-то плохо. Она расхотела жить. Говорит, всё надоело. Её надо поддержать, а вы уж не стесняйтесь нас, посидите с нами, да? Виски выпьем.
Эка невидаль - жить неохота! Но это я так, про себя, а вслух говорю:
- Конечно, посижу. И выпьем.

Сестра появилась точно в назначенное время - в 19:00. Сперва из домофона донеслось: "Чуть свет уж на ногах, и я - у ваших ног!" Потом, через короткий промежуток, занятый шумом лифта и звонком в дверь, из передней полетел звучный и округлый голос: "Мой дядя самых честных правил... Когда не в шутку занемог, он... Ксюха, зачем ты этой помадой намазалась?! Тебе не идёт!.. А, да ладно. На чём я остановилась? Да. Его пример - другим - чем? Наука? Докука?! Ах, не помню. Да и чёрт с ним, ха-ха-ха! Вздохну и ляпну про себя: когда же чёрт возьмет тебя!"
Далее всё было верх дном: гогот, песни, живописный крупный план свежесваренного борща  под неустанно-зычное: "И чего это у тебя, Ксюха, совсем нет этого гнусного запаха капусты? Борщ есть, а запаха - нет! Я вот старше, а не научилась так, а?" И - тут же, уже мне: "Леночка, что вы такая застенчивая? Не церемоньтесь нигде и ни с кем. Особенно с нами, стариками. Мы от этого впадаем в тоску и начинаем капризничать, чессслово!"
К. А., подмигивая мне и кивая на сестру: "Она знает, о чём говорит. Она сама - ужасно застенчивая!" 

Потом мне не спалось. Всё-то пыталась понять, почему сестра К.А., да и сама К. А. - вот такие. Со стихами, помадой, свежим борщом, виски и хохотом. К тому же обе - в ярких беретках набекрень - как девушки на катке в фильме "Покровские ворота" Я не понимаю, откуда у этих сестёр силы. На излёте полной лишений жизни (у кого из тех поколений она была иной?)
К.А. - 77 лет, а старшей сестре - 85. Шоб я так не хотела жить!

smilegorynych: (три сапога)
Вчера по телевизору показывали кино про то, как Дмитрия Певцова арестовывали в 49-м году. Дмитрий Певцов всё делал, как надо - возмущался ("этопровокация!!!"), с недоумением новичка поворачивался к стенке, чтобы его обыскивали. У него оторвали погоны едва ли не генеральского чина, - добросовестно-мучительное страдание искажало его растерянно-ушастое лицо...  неподалёку егозил Евгений Миронов. Бровки домиком, в глазах - честно наплаканная слеза. А всё равно будто глицерин (достоевское "Сонечка! Прости, Сонечка!")
Это всё я вовсе не к тому, что раньше вот была настоящая школа, и артисты вроде Меркурьева, Леонова, Мордюковой играли так, что любой станиславский ВЕРИЛ. Я о другом.
Что-то мне подсказывает, что речь идёт о становлении нового жанра... Нет, даже и не жанра искусства, требующего воплощений, перевоплощений, грима и массы прочего усердия ради достижения того или иного сходства.
 В старых фотоателье (мы это знаем опять же по старым кинофильмам) были такие простыни с дырками. Сунул голову в дырку - и ты уже Будённый. Или Наполеон. Всё, что от тебя требовалось - сделать более-менее приличное лицо, подтереть заблаговременно вероятную  и непредусмотренную соплю - и всё! Будённый. Наполеон. 

Что-то мне подсказывает, что время метафоры - или перенесения смысла по сходству - безнадёжно уходит. Уже почти ушло. На смену метафоре идёт метабола, то есть не перенос каких-то там значений и их оттенков, а прямое и безоговорочное превращение одного в другое. На смену творчеству грядёт алхимия, неспроста такое количество споров вокруг клонов, компьютерных игр; не зря расплодилось такое количество наших виртуальных двойников, не с хухры-мухры у меня ЗДЕСЬ - три головы...
Старательство, ручной труд, система приёмов и методов уходят в небытие (не считая скромных резервов человеческой памяти). На смену искусству прёт магия высоких технологий. Не играть, но - превращаться - вот удел человека. Какое там "верю - не верю"... Хочешь - верь, хочешь - не верь.

А ещё знатоки говорят, будто в семидесятых годах нынешнего века люди научатся летать без специальных к тому приспособлений...
smilegorynych: (эмоции)
 Войдя в санузел, тронулась остатками рассудка: фрау Марта сидела в мыльнице, что над раковиной, и вальяжно жрала мыло. Её мясистый розовый хвост свешивался в раковину. Увидев меня, заскользила, заскреблась, и - юзом, юзом - вниз, к изножью унитаза.
Бли-и-ин. Уж мышей я как-нибудь, худо-бедно, стерплю. Но ЭТУ...  Она ж крыса!
- Котаааа сюда надо! - донёсся стон из кабинета Гендиректора. Опять же блииин!!! Прошлого кота, на которого у полредакции оказалась аллергия, пан Вторая голова с полмесяца устраивал через тридесятые руки ( в противном случае полредакции грозилось завезти его в дремучий лес). И вот. Не прошло и трёх месяцев - да здравствует кот?!.
Теперь куча вопросов у меня. В частности: а может, в этом и есть сермяжная правда? то с котом, то - без кота, то - с фрау мартой, то - опять с котом...
Но одно знаю точно: ни под каким видом более не стану ночевать на работе. Уступаю место фрау Марте.
Вот над этим-то и нет сил ржать.
smilegorynych: (три сапога)

Варвара Александровна (90 лет): "Вот уж сколько лет люди спорят, пытаются определить, что же это такое - любовь. А ведь так всё просто! Любовь - это когда и хотел бы рассердиться на человека, и надо бы рассердиться  (он действительно виноват!), а не можешь, и всё тут. Честно пытаешься сердиться, а сам - смеёшься. Вот такая она, любовь. А всё остальное - так, разное другое. Но не любовь. Много  промеж людьми всякого бывает, даже и названия не подберёшь. А любовь - по себе знаю. Это же очень просто, чего голову ломать?"
Счастливая она, Варвара Александровна, была. Все-то остальные люди - не знали и не знают любви. Узнают ли?

smilegorynych: (три сапога)

Не могу пожаловаться на отсутствие поклонников - как же, были. Я тогда молодая была, фигуристая. И блондинка. Ухаживали - как же, разные ухаживали. И на каток приглашали, и на лыжах побегать, в театры разные водили. Люди всё хорошие были, приличные. Пока рот не откроют. А откроют и заговорят - не то, не моё. Прямо до отвращения.  А этот - он был какой-то другой, даже сказать затрудняюсь, чем отличался. Характер непростой, тяжёлый даже характер ( а чего вы хотели, пил он, сильно пил!). Напьётся с вечера, наругается на всех, а утром заглянет в кухню - знаете, голубыми такими своими глазами - улыбнётся и спросит: "Ну что, завтракать-то будем?" И как-то так спросит, что в этой фразе - сразу всё: и прощения за вчерашнее просит, и доброго утра всем желает, да и позавтракать хочет... Сразу хотелось его обнять, накормить - всё что угодно.
Не знаю, в чём тут дело. Талантливый он был. Учёный с именем. А я-то сама - из простых. Но вот что-то такое почувствовала в нём... Умер вот, семьдесят восемь ему было. Так мало прожил, а ведь мог бы ещё ( у него в роду все долго жили).

smilegorynych: (три сапога)
Дабы не переходить на личности, изъяснюсь туманно. Одна из наших голов ненавидит жару. Ещё одна из голов - жару и сигаретный дым. Ну а ещё-ещё одна - легко терпит жару и сигаретный дым, но ненавидит холод. 
Всласть попрепиравшись по поводу открытого/ закрытого окна, а также по поводу включённого / выключенного обогревателя, мы пришли к "консенсусу". Это у нас оформлено так: жаролюбивая Голова теперь собственноручно открывает окно и демонстративно покрывается инеем (благо температура за окном - +12);  хладолюбивая Голова, сидящая непосредственно у окна, адаптировалась. То есть окончательно посинела и приобрела стабильную температуру тела - +35. Но терпит и окно не закрывает. Ну а ещё одна, наиболее экстремистская, Голова распахивает дверь, ведущую в Зону Курящих, и сладостно корчится в клубах смертельно опасных никотиновых дымов. 
Никто никому не уступает. Будем держаться до победного: пока в открытое окно не влезут воры. Или пока не сломается печка. Или пока Курящая Зона не перестанет курить...
Сил нам, Головам. 
smilegorynych: (Третья голова)
Коты всюду одинаковы: страстно и плотно прижимаются к ногам. И мурлычут, блин, мурлычут. Наступишь - вякнет, отряхнётся, восстановит формы и - снова липнет к ногам. И как он не боится?! Ведь мой рост и вес - раз в... сто? Двести? Ну, в общем, всё равно что по сравнению со мной - двенадцатиэтажный дом. Вот если бы вокруг меня ходили Истинные Венцы Природы - двадцатиметровые великаны - неужели у меня бы достало храбрости, либо глупости, либо корысти, чтоб кидаться им в ноги?! Сомневаюсь.
- Нуууу, а ты представь, что это были бы очень-очень добрые двадцатиметровые Венцы, - искушает меня мама. - Если бы они бы к тебе хорошо относились бы, давали бы тебе много вкусной еды, а?
- Ни за что! Никакая еда не сподвигнет меня прижиматься к ногам великана, - говорю я железно-твёрдо.
- Хорошо, - поправляется мама. - Тогда не еда. Тогда представь, что они бы тебе... они бы тебе... Когда угодно и сколько угодно наливали бы тебе чилийского сухого вина - что тогда?

А вот тогда бы я, пожалуй, сдалась. И легко сдала бы высокое звание Венца Природы - доброму великану.  И пусть он где-то там пашет, зарабатывает мне на хорошее чилийское вино. А я буду его ждать дома. И даже ни разу нигде не нагажу.
smilegorynych: (Третья голова)
Помимо самых страшных вещей вроде убийств, ещё и гневаться - грех, завидовать - грех, опять же объедаться - грех. 
А вот бояться - можно! Пожалуйста, на здоровье - трясись себе и обливайся холодным пОтом. Нигде в священных текстах не порицается вечный имманентный ужас смертного человека. А иной раз - косвенно - и поощряется. Потому что человеку положено быть БОГОбоязненным. Но страх - он неустанно мутирует,  расползается повсюду. Значит, человеку - ПОЛОЖЕНО быть БОЯЗНЕННЫМ. Как чаще всего Боги распоряжались Героями? К чему они принудили Геракла? Чем поощрили Прометея? 
После подвига Христа, кстати, мы должны были уяснить: там, где любовь - нет места страху. (Опять же, что же Они сделали с бесстрашным Христом?!!)
Но Они у себя наверху не учли вот чего:  едва обзаведясь любовью (важно ли, к кому или чему?) человек тут же начинает бояться её потерять. И страх снова торжествует!
Бедный, бедный смертный. Без силы, без дерзости, без вдоховенья. Без крыльев (что, кстати, Они сделали с Икаром?!!).
 Человек - он хоть и по Образу и Подобию, а всё ж таки не совсем. Впрочем, и это тоже наверняка учли. 

Лично я больше всего боюсь пользоваться самолётами. И ещё - всевозможных бед, которые могут приключиться с близкими родственниками.
А вы чего-нибудь боитесь? А чего?
smilegorynych: (три сапога)
Так уж повелось, что у  меня, у Горыныча,  Три головы. Все они кошмарно, до ужаса хороши, но Первая Голова - на то и  Первая, чтобы поминутно затыкать за пояс всех встальных.
Вот, к примеру, умыкнула намеднись Первая Голова зонтик. У Третьей Головы. По умолчанию. А когда в очередной раз промокшая и стучащая зубами Третья Голова поинтересовалась, где ж наконец её зонтик, Первая ответила ей буквально так:
- Его взяла я. Вчера. Между прочим, плохой у тебя зонтик - в сумку не лезет. А когда ветер - я чуть не взлетела вчера, как Мэри Поппинс. Как ты вообще с ним живёшь?!
- Ну-у... - заблеяла Третья. - Живу-то я не с ним, да и не такой уж он и плохой, я к нему вообще-то привыкла, мне другие как-то не так, и... 

...о смердяшша мерзость, эта Третья Голова! Она продолжала и продолжала невразумительно оправдываться! Вместо того чтоб сказать Первой Голове, как есть:
- Мало того что спёрла мой зонт, так ещё и недовольна!!!

Вот бывают же люди, которые могут эдак подать себя! Мы гордимся нашей Первой Головой, но. Но!
Есть и на неё проруха. Попробуйте-ка ей над ухом ПО-БУШМЕНСКИ ЩЁЛКНУТЬ ЯЗЫКОМ - или она свистнет и улетит в форточку, или же - вы получите пожизненный расстрел через повешение. Тут уж как кому повезёт.
smilegorynych: (Третья голова)
 

Вчера сел в самолёт и улетел муж, и сразу прибежала подружка, и мы изрядно набрались сперва белого чилийского вина, потом сладкой водки «Кубанская». А потом мы пили уже мате, пели песни под пианинку, сплетничали, как самые настоящие подружки. И всё время ржали и ржали, как кобылы и даже ещё хуже - до слёз. 

А утром я проснулась в очередном припадке подозрения: а вдруг ТАМ нет смеха? Совсем? И все приближения и допуски Томаса Манна о том, что будто бы смех – естественная физиологическая реакция человеческого организма на, допустим, пошлость, а вообще-то – на ужас бытия – всё это совершенно несостоятельно. И смеяться – грешно. Потому что чувство юмора Творца не совпадает с моим личным чувством. А НЕБЕСНАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ – она именно и есть канцелярия:

- Проходите, женщина. Ваша очередь. Губы красила?

- Нет, токмо ресницы.

- Тааак. Над святыми отцами глумилась?

- Глумилась, отче. Вот ссылка.  http://smilegorynych.livejournal.com/41313.html

- Таак. А ещё над чем смеялась? Посмотрим-посмотрим…
- Дык я ж не только смеялась!  Я ж и плакала, и даже зевала...
Но он вдруг багровеет, швыряет об пол моё досье и кричит:
- А кто это без конца ПО-БУШМЕНСКИ ЩЁЛКАЛ ЯЗЫКОМ? а?! а?!!  Ну что ж, определите её в отсек 524/fКcccЪЪЪ.

И будут меня там, в этом отсеке, вечно щекотать черти, вызывая соответствующую физиологическую реакцию моего организма. 
Вот ужас-то.

smilegorynych: (эмоции)
...до дыбра всё ж не доведёт. Потому как источник - вполне официальный. "Ухо Москвы".
Джордж Джорджиевич Буш пожурил Турцию за геноцид армян, при этом даже ни разу не употребив слова "геноцид". Турция жестоко обиделась и отозвала своего посла. Конечно же, Джордж Джорджиевич, а вместе с ним и его страна - воплощённая святость, особенно в Хиросиме, Ираке и Югославии. Но это - так, в скобках. Я-то всё больше - о геноциде.
Геноцид в буквальном переводе - уничтожение рода.
Это когда миллионы людей вырезают кривыми ножами. Семьями. Сёлами. Городами. Это когда детей распиливают пополам, положив их на колени связанных отцов. 
И даже не это главное.
Самый чудовищный геноцид - тот, что в мозгах. Жизнь индивида либо нации без тени покаяния, без намёка на сострадание, жизнь, мотивированная невиданным и абсолютным чувством собственной правоты: усрусь, но не покорюсь.  (Простите. ) 
Турки - они что, уверены, что только ТАК можно сохранить какое-то уважение и какую-то репутацию? А какую, на хрен, репутацию?!!
В 1916 году мой прадед-грек Димитриос с женой и детьми бежал из Трапезунда. От турецких кривых ножей.
Поселился в России. Жили хорошо, но недолго. 
В 1942-м Димитриос и его жена Елена умерли с голоду, а их сын Спиридон - был взят в плен в Харьковском котле и умер в концлагере. 
После войны его вдова Мария (моя бабушка) прятала детей в погребе - это уже по поводу сталинского геноцида, чтобы детей-полукровок не отняли и не увезли в товарных вагонах в Северный Казахстан. Дети - мой отец и его брат, Дмитрий и Игорь - выжили. Повезло.
Ребят, это всё к чему? К тому, что я - НЕНАВИЖУ - захватчиков и агрессоров всех мастей. Особенно - тех, кто не желает каяться. У меня по каждому такому факту закипает кровь - точнее, её греческая кварта. Я - генетическая жертва геноцида, и это обстоятельство - одно из ключевых, из тех, что формируют мировоззрение и саму мою жизнь.
Но вот что думаю: а ну как если мой прадедушка был бы сыном турецкоподданного? Неужели я бы тоже вопила и улюлюкала - хрен вам, армяне, греки и прочие! Никаких, мол, извинений!
Оооооооооооо боги-боги. Где мой кривой нож...
smilegorynych: (три сапога)
При всём своём свободолюбии я всё же не могу напрочь отрицать необходимость некоторых, особо избранных, запретов. Маньякам надо запретить носить руки и гениталии, Сергею Звереву и Ксюше Собчак - портить собою воздух в эфире, а вот панночке Третьей Голове пора бы предъявить категорический запрет на красивую жизнь. Ну нельзя ей этого никак, просто даже опасно для жизни!
Ещё рано утром, когда она, взбудораженная предстоящей презентацией, пыталась одновременно пить кофе со сливками и женственно укладывать волосы феном, но вместо этого поминутно наступала на кота, окружающим стало очевидно: у панночки день не задался. Отползла бы в погребок под рогожку, отлежалась бы вне белого света - авось худо-бедно и скоротала это 11 октября. Но она полезла на рожон: к убрызганной брызгалками и навощённой воском укладке добавила денимовую юбку-тюльпанчик (из тех,  в которых даже троллю пришлось бы по-китаянски подобострастно семенить), добыла из глубин шкафа парадный лифчик с каркасом и - до кучи - сапоги плюс сумку с фирменной надписью "Алла Пугачёва". 
А потом ковыляла она во всём своём великолепии под проливным дождём, а ветер плотно насаживал на её голову зонтик, а зонтик своей арматурой выдирал клочья из панночкиной укладки, а сумка сползала с плеча, а правый сапог зацепился за левую колготину и порвал её. 
И ведь всего этого панночке показалось мало! Она жаждала впечатлений и - таки! - увидела детину в брезентовом плаще и капюшоне, который поливал из шланга улицу под всё тем же проливным дожём. 
Панночка стремительно нырнула в сумку за фотоаппаратом, уронила в лужу паспорт и сломала зонтик. Детина тем временем повернулся к Третьей Голове спиной, уничтожив всю композицию.
Остаток пути до работы она была совсем мокрая и ужасно нервная, и не понимала, чего на неё смотрят мужчины так, как будто у неё ус отклеился.
Это уже потом, на работе, ей повстречалась Первая Голова, которая ВСЁ объяснила панночке про мужчин. Оказывается, мужчины - существа примитивные. Они всегда реагируют на женщину, у которой длинный каблук и короткая узкая юбка, и реакция их - остро положительная. 
Третья Голова аж выпрямилась. Ей снова остро захотелось жить. Красиво.
smilegorynych: (Третья голова)
 Фабрика мебели "8 марта" - по ряду причин небезразличное мне предприятие. Но у него странная репутация хронического погорельца: за последний год на фабрике было, кажется, четыре пожара.
 И вот вчера, глянув в новостную ленту, содрогаюсь в пятый раз: ОПЯТЬ!!!
Правда, нашлись добрые люди, которые быстренько утешили меня подробностями. Итак:

Площадь возгорания - ПОЛТОРА квадратных метра.
Приехали тушить - ДЕСЯТЬ пожарных расчётов плюс ТРИ вертолёта.

Вот что значит правильно подать себя! Раньше сгорали целые цеха и склады, а тушителей было мало. и включались они слишком поздно... СНАЧАЛА ТЫ РАБОТАЕШЬ НА РЕПУТАЦИЮ, А ПОТОМ - ОНА НА ТЕБЯ.
smilegorynych: (Третья голова)

Вчера нам привезли Кота. Сине-дымчатого, с рожей гуманоида, месяцев трёх от роду. 
После пятисот км пути в коробке из-под торта у Кота - выраженная клаустрофобия: он истошно вопит на каждую закрытую дверь. Это, думаю, скоро пройдёт, но вот имя, к которому он там, откуда его привезли, уже привык - Бутус(з?). То есть дурацкее не придумаешь. Мы сократили его то Туза, так что теперь у нас в паре с псом Стрёмом пытается жить кот Тузик.
Не знаю, как там и что у них сейчас: сама-то на работе... Но Стрём умеет воспитывать котов, так что вся надежда - на него.

Profile

smilegorynych: (Default)
smilegorynych

February 2013

S M T W T F S
     12
34 5 678 9
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:20 am
Powered by Dreamwidth Studios